ВДОЛЬ КРОМКИ АЙ-ПЕТРИНСКОЙ ЯЙЛЫ

МАРШРУТ БСТ № 3:

Перевал Байдарские ворота - турстоянка «Узунджа»

отрезок маршрута: г. Мшатка-Каясы - г. Кильсе-Бурун - перевал Шайтан-Мердвен

Экскурсия начинается в Форосской долине на Южном берегу Крыма. Чтобы попасть в нее вновь воспользуемся рейсовым автобусом Ялта - Севастополь или Севастополь - Ялта. Выходим на повороте в пгт. Форос. От остановки следует пройти немного в западном направлении. С шоссе хорошо виден лежащий у моря поселок.

В средние века на его месте было генуэзское поселение Фори. А до латинян здесь обосновались греки. Правда, не известно являлись ли они древнегреческими колонистами или византийцами - поселение было настолько маленьким, что в источниках того времени не упоминалось. Может быть, поэтому его этимология окончательно не выяснена.

Только в старогреческом лексиконе немало слов, которые вполне подходят к этому месту: ущелье, пропасть, лощина, обрыв, парус, взнос, дань, пошлина, налог... Такая же картина и при переводе с новогреческого: площадь, рынок, маяк... Филолог и языковед А. А. Белецкий допускает, что название поселка идет от Фароса - знаменитого маяка античной Александрии (седьмого чуда света), тем более, что выше селения находился средневековый храм, который мог служить маяком. Церковь имела одну особенность: вход располагался не в противоположной алтарю западной стене, а в южной, обращенной к морю. Освещенный прямоугольник двери был отличным ориентиром для мореходов.

Новейшая история поселка начинается уже в XVIII в. Форос несколько раз менял своих хозяев, среди которых успели побывать князь Г. А. Потемкин, обер- гофмаршал К. А. Нарышкин, князь Л. М. Голицын, граф А. П. Игнатьев, пока не оказался в 1887 г. в руках купца А. Г. Кузнецова, сделавшего для Фороса больше чем все аристократы вместе взятые. До сих пор сохранился великолепный парк, который по разнообразию растений соперничал с Никитским ботаническим садом, а по красоте ландшафтной композиции - с Алупкинским парком. При Кузнецове он был заселен множеством редких птиц и животных, вплоть до антилоп. Другая достопримечательность этих мест - Форосская церковь, стоящая на 412- метровой скале, хорошо видна с дороги. Она стала не только торговой маркой на чайных жестяных коробках купца, но и современным символом Западного Южнобережья.

Левее церкви пирамидальная гора Форос (639 м) или Разрыв-гора, прорезанная двумя расщелинами. Ее подножие завалено огромными глыбами - результат обвала или землетрясения.

Будьте внимательны, чтобы не пропустить поворот направо вверх - бывший спуск к Форосу от старого Воронцовского шоссе. Представляет собой типичную для Крыма дорогу-змейку, которую пересекают тропинки, натоптанные вечно спешащими туристами. Можете подниматься по ним, но лучше не спеша пройти все изгибы дороги, любуясь красивыми видами. Особенно живописна Красная скала («Кизил-Кая», тюрк.), увенчанная изящной церковью, которую отсюда можно рассмотреть с разных точек.

Форосская церковь мгновенно притягивает внимание каждого, кто проезжает по нижней дороге Севастополь - Ялта, уж больно необычное место было выбрано для сооружения этого храма. Неудивительно, что возникла красивая легенда о том, как однажды испугавшиеся кони понесли с перевала коляску, в которой находилась юная дочь богатого купца. Казалось, что гибель неминуема, но кони внезапно остановились у края пропасти. А счастливый купец возвел на самом краю скалы эту изящную церковь, назвав ее церковью Воскресения, в честь чудесного спасения дочери. Интересно, что исторические факты, связанные со строительством храма ни в чем не уступают легендам.

Храм был сооружен в 1892 г. в память о действительно чудесном событии - спасении от смерти императора Александра III и его семьи во время крушения поезда в 1888 г. Возвращаясь из Крыма, в районе станции Борки Харьковской губернии царский поезд на большой скорости сошел с рельс. Государев вагон развалился, но царская семья не пострадала. Отличавшийся недюжинным телосложением император на спине удерживал готовую рухнуть крышу, пока его семья, и свита вылезали в окна. Утверждают, что именно тогда Александр зашиб свои почки, от чего впоследствии и умер.

Проект храма Воскресения Христова был составлен в формах древнерусской архитектуры академиком Н. Д. Чагиным. Своим силуэтом, нарядностью Форосская церковь напоминала московские церкви конца XVIII в. Некогда ее украшали иконы известных русских художников К. Е. Маковского и А. И. Корзухина, академика Н. Е. Сверчкова и мозаичные работы знаменитого итальянского мастера Антонио Сальвиати. Конечно, в годы безбожия погибло все внутреннее убранство храма. За это время он побывал всем, чем можно - от склада до чебуречной, но зато уцелел! Поднимали церковь в 1990-х годах, как и положено, в России, всем миром. А Черноморский флот подарил колокол 1862 г. весом 200 пудов (с маяка на мысе Сарыч), ставший гордостью звонницы.

Форосская долина в средние века была достаточно плотно заселена. Археологам в ней известны несколько поселений и многочисленные развалины отдельных усадеб. Поселение Фори, похоже, тянулось от берега моря до самой Кизил-Каи. Возможно, некое оборонительное строение было и на месте нынешней церкви. Об этом говорит немалое количество обломков средневековой кровельной черепицы у подножия скалы.

От церкви пройдем по шоссе в сторону Байдарского перевала. На повороте (на нем находится дом дорожной службы) вверх уходит тропинка. Это подъем на Ай-Петринскую яйлу. Он не долог, как может показаться, и занимает чуть более получаса. Эта яйла гораздо выше своей соседки Байдарской (высшая точка плато г. Рока - 1346 м находится за Ай-Петринским перевалом) и превосходит ее по обилию и разнообразию форм карстового рельефа.

Выйдя на плато можно обнаружить оборудованное место отдыха - стол и скамейки. Здесь уже появляются информационные указатели БСТ. Этот участок тропы начинается на Байдарском перевале и проходит выше тропы, по которой мы поднимались.

Рядом гора Мшатка-Каясы. На самом деле это только западная вершина этой трехрогой горы - Форосский кант (618,6 м). Две другие, лежащие восточнее и выше ее имеют «военные» названия - Центральный и Восточный бастионы. Есть версия, что во время последней войны на них были наблюдательные пункты. У подножия горы раскинулся одноименный поселок Мшатка («средняя», греч.), который можно увидеть сверху. «Мшатка-Каясы» - топоним составной. Первая часть - греческая, вторая - тюркская («скалы») и получается - «средние скалы». Средняя часть горы самая высокая, отсюда возможно и название.

История поселка связана с двумя имениями - «Варино» и «Абильбах». Первое возникает в начале XIX в. и является одним из первых дворянских поместий на Южном берегу Крыма. Оно принадлежало княжне Италийской графине Варваре Суворовой-Римникской, внучке великого А. В. Суворова. Второе имение появляется во второй половине XIX в. Им владел Н. Я. Данилевский - известный русский ученый-натуралист, писатель и философ. Его капитальный труд, над которым он работал в Мшатке - книга «Россия и Европа», по мнению Ф. М. Достоевского должна стать «настольной книгой всех русских надолго».

Дальше следует идти по тропинке, которая обходит все три вершины Мшатка- Каясы и поднимается на соседнюю возвышенность. Это гора Кильсе-Бурун (712 м). Название переводится как «Церковный мыс». А значит, на ней была церковь или небольшой храм. Действительно на вершине есть нескольких одичалых яблонь. Здесь и можно увидеть следы церковки с апсидой предположительно XIII— XV вв. С горы открывается великолепная панорама Главной гряды.

Далеко на западе просматриваются вершины Ласпинской долины - Куш-Кая и Ильяс-Кая. Ближе к нам горы Форос и Челеби-Яурн-Бели над Байдарским перевалом. А на восток уходит цепочка высот, венчает которые мощная трапециевидная гора Балчик-Кая (945 м). Отвесные склоны этой части Ай- Петринской яйлы представляют собой известняковый монолит, известный как Байдаро-Кастропольская стена. Это излюбленное место тренировок альпинистов и скалолазов.

 

 

Только по скальной стенке Кильсе-Бурун (ее высота около 400 м) проложено 15 маршрутов. Самый сложный из них - «Крокодил», проходит по центру рыжей нависающей скалы. Впервые он был пройден в 1976 г. группой под руководством известного альпиниста, участника первой советской экспедиции в Гималаи Михаила Туркевича. Тогда в 1982 г. он вместе с Сергеем Бершовым совершил первое в истории ночное восхождение на Эверест.

ГОРА МШАТКА-КАЯСЫ - N 44° 24'29" Е 33° 48'48" ГОРА КИЛЬСЕ-БУРУН - N 44° 24'43" Е 33° 49'36"

Свои маршруты по скалам прокладывают не только альпинисты и скалолазы, но и деревья. Здесь находится одно из наиболее высоко расположенных (до 500- 700 м) убежищ единственного вечнозеленого лиственного дерева в Крыму - земляничника мелкоплодного (известного также как «бесстыдница» и «коралловое дерево»). Этот красивый крымский реликт можно обнаружить в расщелинах скал справа и слева от горы, отдельные его экземпляры в этих местах достигают возраста 200-300 лет.

С Кильсе-Бурун можно увидеть и прекрасную морскую панораму от мыса Сарыч (на западе) до мыса Святой Троицы (на востоке). Между ними протянулась цепочка курортных поселков, окруженных темными пятнами санаторных парков. Прямо под горой - вулканический хребет Ай-Юри («Святой Георгий», греч.) с пробитым в нем 200-метровым тоннелем, единственным на Южном берегу Крыма. Название произошло, скорее всего, от средневекового храма, располагавшегося на горе. Однако туристам этот зубчатый скалистый хребет, похожий на мифологическое чудовище, известен как «Дракон».

Слева от Ай-Юри - территория санатория «Мелас». Одним из корпусов этой здравницы является дворец оригинальной архитектуры, построенный в первой половине XIX в. Его окружает старинный парк. Это бывшее имение «Мелас» графа Л. А. Перовского - русского государственного деятеля, участника Отечественной войны 1812 г. Название усадьбы переводится с греческого как «темный», похоже, оно дано по цвету соседствующих с ней скал. Позже имение Перовского перешло к его племяннику - известному русскому писателю А. К. Толстому. Автор исторических романов («Князь Серебряный», «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Иоаннович» и др.) и поэт-лирик (около 150 его стихотворений было положено на музыку - абсолютный рекорд в жанре российского романса), он создал в Menace поэтический цикл «Крымские очерки».

Восточнее Меласса расположена Мухалатка (в переводе с греческого - Михайловка). Сегодня от старой южнобережной деревушки, живописно спускавшейся к морю от подножия Главной гряды, осталась только верхняя часть - поселок Олива (прибрежная территория занята правительственными дачами). Здесь сохранился дом (ныне дом-музей «Вилла Штрилиц»), в котором с 1983 г. по 1993 г. жил известный советский писатель Юлиан Семенов.

Вдоволь налюбовавшись видом Южного берега, начинаем спускаться вниз по восточному гребню горы, по узенькой тропинке. Спуск, несмотря на крутизну не сложен и вскоре тропка выходит на довольно внушительную для столь пустынной местности дорогу.

Она ответвляется от старого ялтинского шоссе между селом Орлиным и Байдарским перевалом и доходит до древнейшего перевала Главной гряды Шайтан-Мердвен («чертова лестница», тюрк.). Общая длина ее горного отрезка около 8 км. При этом дорога на протяжении более 5 км, пробита в известняке и во многих местах усилена крепидами (подпорными стенами). Известна с начала XIX в. как Мордвиновская дорога. Такое название она получила по имени графа Н. С. Мордвинова, которому принадлежали земли Байдарской долины. Считается, что этот путь по яйле был устроен графом, бывшим в конце XVIII в. Главным командиром Черноморского флота и портов, для вывоза леса, который использовался, в том числе и для флотских нужд.

Старинную трассу подробно исследовал археолог-любитель и доктор геолого­минералогических наук Л. В. Фирсов. Именно он и привел ряд убедительных свидетельств того, что Мордвиновская дорога имеет более древнюю историю. Это и одичавшие и очень старые грушевые деревья, до сих пор растущие вдоль нее, и куски средневековой керамики, которые и поныне можно найти здесь. Кое-где встречаются колеи в скале, которым гораздо больше, чем двести лет, а крепиды имеют весьма древний вид. Ученый пришел к выводу, что перед нами военная римская дорога, а Мордвинов только подправил и подновил ее.

 

Дорога римских легионеров

Северное Причерноморье официально не входило в состав Римской империи, но ее постоянный военный контингент в Таврике все же был. Римляне держали под своим контролем Боспорское царство и Херсонес, ставший их опорным пунктом в 40-х годах II в. н.э. В Карантинной бухте базируется римский флот, а вскоре военные корабли появляются и в Балаклавской бухте. Кроме этого римляне построили на полуострове несколько укреплений. Наиболее известной стала крепость Харакс на Южном берегу Крыма, на мысе Ай-Тодор. По-мнению ученых, она является археологическим памятником мирового значения, таким же, как и римские крепости вдоль Рейна в Германии.

Как полагает ряд исследователей, между Херсонесом и мысом Ай-Тодор существовала сухопутная дорога. В пользу ее наличия говорит тот факт, что осенью и зимой было нелегко и опасно осуществлять навигацию вдоль морских берегов. А значит, гарнизон в Хараксе мог быть отрезан от Херсонеса, и сухопутный путь к нему был вроде бы необходим.

 

 

Однако все не так просто. Классические римские дороги, изначально создававшиеся как военные, представляли собой настоящий инженерный шедевр того времени. И как все то, что делали римляне, строились на века. Сначала проводились необходимые геодезические измерения и расчеты. Затем землемеры с помощью специальных вех начинали размечать будущую дорогу. Ее основа состояла из больших необработанных каменных блоков. Сверху насыпался слой песка или тонкий слой гравия, который был необходим, чтобы выровнять поверхность. Дорожное полотно имело несколько выгнутую поверхность, что позволяло дождевой воде стекать в дренажные канавы. На дорогах устанавливались указатели и мильные камни, строились мосты через водные преграды, а в горных районах строители иногда прорубали даже тоннели в скалах.

Но такой дороги в Крыму нет. Ее противники считают, что римлянам не было смысла возводить дороги, а, следовательно, и проявлять активность, на территориях, не входивших в состав Римской империи. Тем более, что такой надежный источник как Певтингировы таблицы свидетельствует, что за Дунаем римские дороги отсутствовали. Вполне возможно, что их строительство планировали, но в 230-240-х годах римский гарнизон был вынужден покинуть Таврику. Варвары серьезно угрожали придунайским провинциям империи. Готовясь к большой войне, Рим стягивал к пограничному Дунаю свои войска. Вероятно, гуда же перебросили и гарнизон Харакса. Так внезапно закончился римский период в античной истории Крыма.

И еще. Есть выражение: «Все дороги ведут в Рим». На самом деле, правильно: «Все дороги ведут из Рима», так как именно римляне научили весь мир строить первые дороги. И Восточная Римская империя, известная сегодня как Византия, тоже умела их прокладывать, в том числе и в Таврике, с которой довольно долго была тесно связана. Так что нет ничего удивительного, что средневековые дороги Крыма так похожи на римские.

Но не будем огорчать сторонников существования «римских дорог» в Крыму. Большинство горных дорог прокладывали еще древнейшие жители Крыма - тавры, и римские легионеры наверняка ходили по ним, в том числе и в этих местах.

За горой Кильсе-Бурун Мордвиновская дорога вскоре втягивается в лес и выходит к памятнику партизанам. В этих местах базировался Балаклавский партизанский отряд, входивший вместе с Севастопольским отрядом в пятый партизанский район Крыма. Несмотря на тяжелейшие условия, в которых приходилось сражаться с врагом, партизаны вели активные боевые действия. Они уничтожали предателей в селах Байдарской долины, захватывали мельницы и обозы с продовольствием, проводили диверсионные акты. В одном из боев партизаны отбили у врага и в течение нескольких часов удерживали участок Ялтинского шоссе южнее перевала Шайтан-Мердвен, не пропуская транспорт противника на Севастополь.

Этот легендарный перевал находится недалеко от памятника. Тропа, идущая от него в южном направлении вскоре приводит к большому камню, который является вершиной небольшой скалы в верхней части теснины Шайтан-Мердвен. Свое тюркское название он получил уже в более позднее время. Тогда же через него прошло немало известных людей: исследователи Крыма П. С. Паллас и Дюбуа де Монпере, русские поэты А. С. Пушкин и А. С. Грибоедов и многие другие.

Тропа круто уходит от камня вниз. Наклон Чертовой лестницы составляет почти 40 градусов. Но как же двигались по ней пешеходы, всадники и даже конные повозки? Чтобы понять это стоит остановиться и внимательно оглядеться. И тогда становится ясно, что дорога, ширина которой почти везде была более 1,5 м. спускалась вниз зигзагами, обходя непроходимые участки, то, прижимаясь к скалам, то, выходя на обрывы южного склона теснины.

Считается, что таких поворотов было двадцать три. Увы, сегодня проследить все изгибы дороги и ее первоначальный облик крайне трудно. Лишь на трех поворотах видны фрагменты ее крепид, а в середине подъема есть два небольших марша, где известняк вырублен на глубину полуметра. На большей части дороги сегодня лежат упавшие с соседних скал камни, да растет шибляк - низкорослый крымский лес. Не только время, но и различные процессы - землетрясения, обвалы, выветривание, постепенно разрушили древний путь. И уже Пушкин поднимался по ней «держа за хвост татарских лошадей». Маршрут, которым спускаются и поднимаются современные туристы, является не более чем сокращенной тропой, пересекающей различные участки старой дороги. Не случайно, многие из тех, кто уже прошел по Чертовой лестнице изумленно спрашивают: «А где лестница?»

 

 

А лестницы и не было! Древние строители лишь «подправили» естественную теснину: на одних участках растащили в стороны глыбы, на других узкие марши укрепили и расширили подпорными стенами, а кое-где подрубили скалу. Вообще название «лестница» нельзя понимать буквально. По-мнению Л. В. Фирсова, «за ним кроется не больше чем образное сравнение извилистого и крутого пути с лестницей, а его коротких отрезков - с маршами и ступенями лестницы». За них до сих пор принимают либо естественные каменные глыбы, либо фрагменты разрушенной временем каменной вымостки, которой перекрывали щели между валунами.

В 1941-1942 гг. горный проход стал наблюдательной точкой для крымских партизан. Они не только обстреливали южнобережное шоссе с обрывов Шайтан- Мердвеня, но, однажды спустившись вниз, уничтожили мост, который находился рядом с началом тропы в ущелье. Партизанские рейды были довольно часты, так что фашистам пришлось даже взорвать несколько маршей Чертовой лестницы. Об этом времени напоминают памятник и братская могила на старой ялтинской дороге.

С востока к теснине Шайтан-Мердвен примыкает небольшая безымянная скала, закрывающая собой скалу Исар-Кая («крепостная скала», тюрк.), на которой размещалось небольшое средневековое укрепление Мердвен-Исар. «Известно, что в средние века, - писал Л. В. Фирсов, - на Южном берегу существовало не менее четырех десятков крепостей размерами от площадки для крокета до футбольного поля и даже крупнее. Все они лежали при дорогах, причем многие - при дорогах через перевалы». Интересно, что «четыре десятка» ученый взял не «с потолка».

 

Исчезнувшие крепости Южного берега

В 1253 г. фламандский монах Гийом Рубрук, посланный французским королем Людовиком IX Святым с дипломатической миссией в Татарию, проплывая мимо крымских берегов, писал, что «между Херсоном и Солдайею (Судаком - Авт.) находится около сорока замков, из коих каждый имеет особое наречие». Уже в наши дни вокруг «сорока замков» Рубрука разгорелась дискуссия: были ли эти крепости реальными или это не более чем очередная крымская легенда, придуманная несведущим путешественником.

На самом деле укрепления были, и Рубрук видел их своими глазами. Кстати, его авторитет как исследователя был весьма высок. Он первым из европейцев описал Каспийское море, не как океанический залив, связанный с Черным морем, а как самостоятельный замкнутый бассейн. Рубрук также первым указал на наличие Центрально-Азиатского нагорья и, что Северный Китай прилегает на востоке к океану. Неудивительно, что его записки «Путешествие в восточные страны» неоднократно издавались и переводились на европейские языки, в том числе и на русский, и рассматриваются как шедевр средневекового сочинения такого рода.

Но как выглядели эти «замки»? Археолог О. И. Домбровский выделил основные типы южнобережных укреплений: ранневизантийские крепости в Алуште и Гурзуфе, впоследствии ставшие средневековыми городами; замки местных феодалов с башнями- донжонами и сторожевые крепости (исары) на стратегически важных участках древних дорог. Кроме этого, практически в каждой южнобережной долине существовали укрепленные монастыри, в планировке которых, по мнению ученого, доминирующее положение занимали храмы и поселения, окруженные оборонительными стенами. Со стороны моря они действительно могли казаться Рубруку настоящими замками.

Увы, эти крепости уже совсем скоро исчезли с крымского побережья. В 1278 г. до многих из них все-таки, дошли татаро-монголы, возглавляемые ханом Ногаем, предводителем Крымского улуса. А в 1299 г. воинственный ордынец вообще прошелся, что называется «огнем и мечом» от Керчи до Херсона. Это привело практически к полному разрушению городов, сельских поселений и укреплений Южного берега и Горного Крыма. Так что неудивительно, что никто кроме Рубрука не упоминает о южнобережных крепостях и замках, виденных в таком количестве.

К Мердвен-Исару от Чертовой лестницы ведет вполне различимая тропа. Она огибает западный склон соседней безымянной скалы, а затем поворачивает на юго-восток. Десять минут ходьбы, и мы выходим на клиновидную площадку. Это и есть вершина укрепления. Ее с северной и восточной сторон защищали крепостные стены. Высота их достигала 6-8 м, а толщина не превышала 2,5-3 м. Археологические раскопки позволили датировать время существования исара: XII-XIV вв. Кроме стен были обнаружены разрушенные до основания крохотные жилые постройки, угли и почерневшая в огне черепица. Но крепость сожгли не орды Ногая, а, скорее всего, генуэзцы. .

ПЕРЕВАЛ ШАЙТАН-МЕРДВЕН - N 44° 25'19" Е 33° 51'21”

УКРЕПЛЕНИЕ ИСАР-МЕРДВЕН - N 44° 25'24" Е 33° 51'24,5"

От строений исара сегодня остались лишь сильно заросшие развалы камней. Увидеть можно лишь небольшую часовню. Ее стены сложены из не слишком крупного и не очень правильного по форме камня, почти из бута, скрепленного известковым раствором. Они сохранились в высоту на 0,7-0,8 м, изначально были не выше 2,5 м. Об этом можно судить по малой толщине стен (0,6-0,7 м). Внутри помещение было оштукатурено и расписано фресками.

 

 

Осмотрев средневековое укрепление, отправимся в Байдарскую долину, где и заканчивается наша экскурсия. Спускаться будем по балке Босая. Это русифицированное название происходит от речки Боса («босагьа», тюрк. - порог), которая бежит по ее дну, действительно перепрыгивая с одного уступа на другой.

Найти спуск в балку нетрудно. От исара надо вернуться к памятнику партизанам. Севернее его - урочище Бизюка с небольшим прудом, колодцем и местом отдыха. Отсюда вниз спускается хорошо натоптанная тропа, известная среди туристов как Капуркайская (от Капу-Кая - «скальные ворота», тюрк.). Через полчаса она выходит, к месту слияния двух истоков Босы. Именно в этом месте река набирает свою силу, а ее русло превращается в небольшой каньон, который образуют отроги гор Кара-Даг (справа) и Хазанджик (слева).

2017  ©  ГАУ С «Центр Развития Туризма»

Все права на опубликованные материалы защищены. Использование материалов, размещённых на данном сайте, возможно только по письменному разрешению.

Если вы не можете что-то найти, попробуйте это сделать в старой версии сайта

Сделано в ООО «Морчека-Технолоджи»