НА ВЕРШИНУ МЫСА АЙЯ

МАРШРУТ БСТ № 1:

Балаклава - Ласпинский перевал

отрезок маршрута: пер. Куршун-Богаз - урочище Казан-Дере - г. Кокия-Кая - г. Куш-Кая

Севастопольское побережье славится не только своими бухтами, но и знаменитыми мысами, названия которых звучат загадочно и романтично: Херсонес, Феолент, Лукулл... Есть среди них и мыс Айя («святой», греч.), расположенный восточнее Балаклавы.

«Мыс Айя - последняя ступень земли - краснел в пене и облачном дыму, - писал о нем К. Г Паустовский. - За ним кончался мир, за ним плясали волны и дельфины и дул, припадая к воде, разгонистый ветер». За ним была Таврида, которую открывали для себя древнегреческие мореходы. Этот мыс известный как Криуметопон стал для них главным ориентиром Понта Эвксинского - Черного моря. Именно к нему, мы сегодня и отправимся.

Маршрут нашей экскурсии начинается в Вар нуте кой долине в окрестностях Севастополя. Попасть в нее можно как из города-героя, так и из Ялты - остановка на трассе называется «село Резервное». Выйдя на ней, увидим небольшую котловину со всех сторон окруженную горами. Возвышенности, как на западе, так и на севере являются отрогами Главной гряды Крымских гор, самой высокой горной системы на полуострове (есть еще Внутренняя и Внешняя гряды). А на юге долины находится основной массив гряды, за которым уже только море. Высота Главной гряды в этой части небольшая (в пределах 600 м над уровнем моря), поэтому покорить ее будет несложно.

 

 

В южной части долины у самых гор расположилось село Резервное (бывш. Кучук-Мускомья), к которому и лежит наш путь.

«Слово «варнутка» имеет вполне славянский облик - писал Е. В. Веникеев в книге «Севастопольские маршруты». - Но так ли это на самом деле, сказать трудно. В. X. Кондараки (крымский краевед XIX в. - Авт.), объясняя его, приводит следующую местную легенду. В XVIII в. в этих местах появился некий грек, житель города Варны, приехавший в поисках сокровищ. Удача сопутствовала кладоискателю, и он построил фонтан (сохранился во втором селе долины - Гончарном - Авт.), который все стали называть Варналы (Варнский), а деревню - Варнутка.

А. Л. Бертье-Делагард (крымский археолог и историк XIX в - Авт.) предложил другое, более правдоподобное, на наш взгляд, объяснение. Он считал, что Варнутка - это русский вариант тюркского названия Вэрын, или Вэран-Кой, что в переводе означает «покинутая деревня». Но есть и третий вариант объяснения топонима. Говорят, что еще в 30-е годы прошлого века долину называли - Арнаутка, т.е. место поселения арнаутов. Таковыми в дореволюционной России считались не только албанцы, переселившиеся из Турции на земли, отвоеванные Российской империей в ходе русско-турецких войн во второй половине XVIII в., но и все выходцы с Балканского полуострова. Версия заслуживает внимания, если вспомнить, что в соседней Балаклаве базировался батальон, состоявший из греческих арнаутов.

Перед селом, вправо через поле в лес уходит проселочная дорога. Сворачиваем на нее и через полчаса выходим на перевал Куршун-Богаз. Отсюда уже видно море, внизу лежит урочище Аязьма (о нем рассказывалось в предыдущей экскурсии). На скальном мыску, выдвинутом над обрывом можно сделать селфи и отсюда же тропинка сразу круто уходит вниз. Примерно на середине пути установлен информационный знак БСТ, от него узкая тропа поворачивает налево - это так называемая «средняя полка».

СРЕДНЯЯ ПОЛКА - N 44° 27,066 ' Е 33° 38,844'

Сказать, что тропа живописна, значит не сказать ничего! С нее открывается великолепная панорама от западной оконечности мыса Айя (скала Носорог) на юго-востоке до массива Кая-Баш на западе (за ним вдалеке можно увидеть и характерный силуэт мыса Феолент). А под нами Инжир-Камень и две островерхие скалы - Первый и Второй Шпитали.

 

 

«Средняя полка» выходит в верховья урочища Казан-Дере (казан - «котел», дере - «овраг», тюрк.) - уютное заповедное местечко на самом берегу моря. Лес здесь сохранился лучше, чем на мысе Айя, что сказывается на комфорте проживания. Лесники против палаток не возражают, но строго следят за порядком (главное правило - не разводить костров). Поэтому отдыхают тут настоящие «Робинзоны» (воды, кстати, в урочище нет). В Казан-Дере опасно кричать или включать музыку, бывает, что случаются камнепады, даже селевые потоки сходят с плато хребта Биллер, нависшего над урочищем.

Не так давно эти места огородили забором. В 2013 г. руководство Орлиновского охотничьего хозяйства решило организовать здесь вольер для разведения оленей, косуль и кабанов. Такой способ содержания диких животных позволяет избежать близкородственных связей между особями, улучшать и усиливать породу. Дело, конечно, хорошее, но народная молва сразу же связала такой контроль местных земель со строительством в Батилимане дачи президента Украины В. Ф. Януковича, мол, готовят охотничьи угодья для избранных. Тем более, что вольер отхватил лакомый кусочек заказника «Мыс Айя» - около 500 гектар. Впрочем, по всему периметру огороженной территории, есть несколько калиток с мощными пружинами. Это позволяет зайти внутрь и говорит о том, что эти земли режимными вовсе не являются (во всяком случае, пока!).

На территории вольера построены кормушки, сеновал, оборудованы три водопоя. Несмотря на то, что звери ведут ночной образ жизни (к кормушкам и к водопою выходят только после захода солнца), столкнуться с ними во время маршрута вполне реально. Особенно с кабанами. Они, кстати, не являются крымскими аборигенами. С середины прошлого века диких свиней стали завозить в Крым из разных регионов Советского Союза. В процессе естественного отбора генетическую победу одержал более агрессивный и плодовитый уссурийский кабан. Он и стал хозяином крымского леса. Но пока животных, которые обитают здесь на естественных кормах немного. 

 

 

Далее идем по маркировке БСТ. Вскоре тропа выходит на довольно широкую дорогу. И в этом нет ничего удивительного. В середине 60-х годов прошлого века здесь размещалась воинская часть, один из объектов ПВО СССР. Поворачиваем направо и через десять минут, мы уже стоим на вершине горы Кокия-Кая (559 м). Она и есть вершина мыса Айя - крайней юго-западной точки Южного берега Крыма. Встречаются и другие варианты ее названия: Кок-Кия («голубая скала», тюрк.), Ан-Кая («обрывистая скала», тюрк.) и Кок-Кия-Кала (кала (кале) - «крепость», тюрк.). И укрепление на горе действительно было.

ГОРА КОКИЯ-КАЯ - N 44° 25,624 ' Е 33° 39,376*

По мнению ученых в этой небольшой горной котловине в Х-ХП вв. располагались два средневековых поселения и замок местного феодала с небольшой церковью. Именно от нее и произошло название мыса. А еще раньше, по мнению А. Л. Бертье-Делагарда «здесь находился маяк, при котором был, вероятно, построен храм божеству - покровителю мореплавателей». Укрепление на вершине горы описывали в XIX в. такие известные исследователи Крыма как П.

И. Кеппен и Дюбуа де Монпере. Однако размещение на этом месте воинской части уничтожило памятник, и он остался практически не изученным.

Северо-западнее Кокия-Кая находится гора Сам нал ых-Бурун («можжевеловый мыс», тюрк.). По-мнению некоторых краеведов, ее восточный склон вместе с горой Кокия-Кая и есть мыс Айя. Две горы разделяет ущелье Шайтан-Дере («чертов овраг», тюрк.). Раньше именно по нему жители урочища Кокия спускались к морю, но после Крымского землетрясения 1927 г. овраг стал непроходим. Сегодня это место известное как «Затерянный мир» доступно только со стороны моря. Сюда часто привозят отдыхающих балаклавские лодочники.

 

«Затерянный мир» Шайтан-Дере

Стоя над бескрайним морским простором, можно представить как античные мореплаватели, плывя вдоль побережья Тавриды, напряженно всматривались вперед, надеясь увидеть долгожданный ориентир - мыс Бараний лоб.

Легендарный мы черного моря.

Название мыса Криуметопон (в переводе с древнегреческого «криос» - баран, «метоп» - лоб (передняя часть чего-либо) и мужское окончание «он») пришло в морские лоции из древнегреческого мифа об аргонавтах. Именно на нем отдыхал златорунный баран, который нес царского сына Фрикса в далекую Колхиду. О мысе в своих периплах (описаниях морских плаваний вдоль берегов) сообщали в разное время 12 античных авторов. Однако, несмотря на такое количество свидетельств, определить по их описаниям местонахождение Криуметопона крайне сложно. Одни указывали расстояния до него в шагах, другие - в стадиях и даже днях пути, что окончательно запутало исследователей. Может быть, поэтому первые путешественники начавшие приезжать в Крым в XVIII в., уже после его присоединения к России, не затрудняли себя расчетами, а искали Криуметопон чисто визуально. И на контуры бараньего лба стали претендовать несколько крымских мысов: гора Аю-Даг (Медведь-гора) у Гурзуфа, мыс Сарыч в Ласпинской долине и мыс Ай- Тодор в поселке Гаспра. Именно последний, по мнению большинства исследователей, и является легендарным Бараньим лбом.

Эту версию подтверждают не только переведенные в километры расстояния из периплов, но и свидетельство знаменитого географа древности Страбона. Он отмечал, что когда мореплаватели проходили половину расстояния между турецким и крымским берегами, то видели одновременно и Криуметопон и малоазийский мыс Керемпе от которого и начинали плавание. Получается, что Бараний лоб должен был виден далеко с моря, с расстояния более чем в 100 км (минимальная длина между Крымом и Турцией составляет 263 м). Однако такого высокого мыса в Крыму нет!

Крымские ученые Александр и Андрей Ена предположили, что подплывающие к таврическим берегам мореходы, видели сначала крымские горы, а уже затем какой-то конкретный мыс, лежащий у их подножия. «Маловероятно, что мореплаватели древности ориентировались исключительно по мысам и совершенно игнорировали приметные, легко узнаваемые высокие горы, высота которых в 3-20 раз превышает высоту любого крымского мыса, - пишут они в книге «Лоция Крыма». - Да и с большого расстояния первыми ориентирами, которые видит мореплаватель, являются вовсе не мысы, а вершины гор... анатолийский мыс Керемпе на самом деле также не слишком бросается в глаза, моряки чаще узнают его по отрогу высокой горы с приметным пиком, у подножия которой он лежит». По-мнению ученых корона горы Ай-Петри идеально подходит на роль рогатой части головы барана, а прибрежным ее завершением является мыс Ай-Тодор.

 

 

Но есть и другие версии. Известный краевед XIX в., автор нескольких путеводителей по Крыму М. А. Сосногорова локализовала Криуметопон на мысе Айя. Ведь первоначально древнегреческие мореходы попадали к крымским берегам с запада, идя вдоль северного побережья Черного моря. Для них первым заметным мысом был именно мыс Айя, особенно внушительно смотрящийся со стороны Балаклавы. Затем, когда греки, используя своеобразие крымских течений, стали плыть в Тавриду с турецкого побережья, мысом Криуметопоном для них, становится уже мыс Ай-Тодор (вместе с г. Ай-Петри), к которому они и приплывали. Так же считали и те, кто шел в Херсонес из Пантикапея (с востока на запад).

Это подтверждает и древнеримский писатель Плиний Старший, который сообщает в «Естественной истории», что Феодосия находится в 135 000 шагах от Криуметопона и в 145 000 шагах от Херсонеса. Значит, расстояние от древнегреческого полиса до мыса составляло всего 10 000 шагов. В античные времена под единицей измерения «шаг» подразумевали двойной шаг, равный 1,48 м. Получается, что Бараний лоб расположен около 15 км к юго-востоку от Херсонеса. Приблизительно на этом расстоянии находятся только два заметных мыса: Феолент и Айя. Поэтому нельзя не согласиться с французским географом XIX в. Мальтебруном, считавшим, что «все скалистое, крутое побережье от мыса Айя до мыса Ай-Тодор и формирует, по нашему мнению, бараний лоб, древний Криуметопон».

От горы Кокия-Кая маршрут БСГ идет вдоль кромки Главной гряды в восточном направлении. Тропа то подходит к отвесным обрывам, то уходит в лес. Минут через двадцать выходим на скалистую вершину горы Куш-Кая (664 м).

 

 

С нее открывается потрясающая панорама. Под нашими ногами - игрушечные домики батилиманских пансионатов, на востоке - Ласпинская долина со своей доминантой горой Ильяс-Кая («гора Ильи», тюрк., т.е. св. пророка Ильи). Ниже ее вершины два хребта - Арман (арман, урман - «труднопроходимый, захламленный лес», тюрк.) и Суучкан (суучкан - «летящая вода, водопад», тюрк.), а правее горы - урочище Чабан-Таш (чабан - «пастух», таш - «камень», тюрк.), спускающееся к мысу Сарыч, самой южной точки не только Крымского полуострова, но и всей европейской части России.

ГОРА КУШ-КАЯ - N 44° 25,512 ' Е 33° 40,874'

Далее маркировка БСТ совпадает с дорогой, уходящей на северо-восток по хребту Кокия-Бель. При спуске с горы справа от тропы видны остатки какого-то здания. Оно было сложено из обтесанного прочного камня похожего на диабаз и ориентированно на восток. Отчего и сложилось устойчивое мнение о культовом характере сооружения. На развалинах одно время даже стоял деревянный крест с табличкой «Храм св. Ильи XI-XV вв.». Однако храм с таким названием уже существовал в другом месте Ласпинской долины. Сомнения подтвердил А. В. Иванов, указав в книге «Ласпи: от Айя до мыса Сарыч», что на гребне хребта Кокия-Бель сохранились руины поста флотской службы наблюдения и связи.

Вскоре БСТ поворачивает направо и начинает спускаться вниз в Хайтинскую долину. Эта узкая вытянутая впадина между хребтом Кокия-Бель и высотами, прикрывающими с запада южную часть Байдарской долины, заканчивается Ласпинским перевалом. Тропа, по которой мы идем, проходит по бывшей средневековой дороге, связывавшей поселения Хайтинской и Ласпинской долин и урочища Кокия.

Дорога выходит на шоссе Севастополь - Ялта. Чуть выше автобусная остановка «Тыловое», с которой можно уехать в Севастополь и Ялту. А ниже Ласпинский перевал, к которому поворачивает БСТ.

 

2017  ©  ГАУ С «Центр Развития Туризма»

Все права на опубликованные материалы защищены. Использование материалов, размещённых на данном сайте, возможно только по письменному разрешению.

Если вы не можете что-то найти, попробуйте это сделать в старой версии сайта

Сделано в ООО «Морчека-Технолоджи»